Wednesday, May 03, 2017

Plans for Summer 2017

Мой поиск места, соседей, опыта и занятия на природе вдали от городов продолжается. Опыт поездок по средней полосе России (за первый сезон отчет тут), поездки в Латвию и двух зимовок в сельской местности (Ярославская и Псковская области) показал, что хочется место где:

1. Природы много.
Зеленый дятел.
Наблюдаю и слышу.
В Ярославской области, где я зимовал "первый сезон" - города нет (ближайшие города Ростов Великий и Углич). А людей относительно много и много занятости (сельхоз предприятия, лесопилки, "популярный" монастырь). Зато и природы мало (даже воды мало). И это, похоже, еще со времён царской России. Для села в целом это, возможно, и хорошо – жизнь «кипит». Для меня слишком много суматохи.

В Псковской области у границы с Белоруссией и Латвией людей меньше, предприятий нет никаких, зато есть национальный природный парк (и аналогичные парки в приграничных странах) и много озер. Такого количества и разнообразия птиц я раньше нигде не встречал. И вот просто субъективное ощущение, что когда много птиц – это хорошо и важно.

2. Подальше от Москвы и магазинов в ближней доступности.
Москва влияет на стоимость земли и жизни в своих окрестностях. Продуктовые магазины (особенно сетевые) раздувают бюджет на питание. Сейчас райцентр с ближайшими "пятёрочками" - это 30-35 минут езды на машине. Поэтому закупки я делаю раз в неделю, а то и в две. Это положительно сказывается на продуманности рациона - покупаешь только то, что действительно нужно (крупы, фрукты - в магазинах, овощи на рынке). Такая удаленность также хорошо стимулирует внутри-соседский рынок (хлеб, яица, молоко, творог, мёд, овощи, травы). Мои расходы в среднем - это около 3000 руб в месяц. Еще один плюс - не создаешь практически никакого "мусора для свалки" (органика в огород, бумага в печь, а в пластике толком и не покупаешь ничего).

3. Вода, такая, что её хочется пить, воздух такой, что его хочется есть, а природа звучит так, что её хочется слушать.
Берег Финского залива. Смолячково.
Очевидное-неочевидное: базовые ценности, оказывается, вода, воздух, тишина и, пожалуй, климат (в том числе количество и качество солнца). Это то, чем пользуешься каждый день, и можно сказать, то из чего состоишь сам. Кроме людей, оказывается, что это очень важный критерий, который, в том числе, влияет и на то, какие люди в этом месте живут. Одновременно очень вкусные воздух, воду и звуки я встречал только на Карельском перешейке, на берегу Финского залива, в окрестностях посёлка Смолячково. Когда-то у академика Бехтерева усадьба была именно в этом месте. Сейчас эти места слишком близки к Петербургу и к шоссе.


Тут и сейчас
Причал в деревне Ковалёвка
Поселение «Чистое небо» - где я провожу свой «второй сельский сезон» - замечательное место чтобы обосноваться. Тут нет устава, земля в собственности. Скорее это даже не поселение, а просто три вымершие деревни, которые сейчас обживаются переселенцами из Петербурга (расстояние 500 км) и других городов (до Москвы 600 км). Более близких людей по «количеству и качеству тараканов» к насекомым в собственной голове я еще не встречал за пределами городов. Сюда вернуться можно в любой момент и чувствовать себя как дома. Тут я что-то начал понимать про растения (от яблонь только уйме всего научился) и домашних животных, про приготовление и заготовки продуктов (как появились различные традиции в этих делах), про дома, про детей и взрослых, про погоду, про себя и педагогику.

Что интересно на лето
Есть ощущение, что для толкового обустройства на земле еще есть что увидеть и понять (про природу и себя), и есть чему научиться (строительство и сельское хозяйство). Поэтому на теплое время 2017-го ориентиры такие:

  География
  Опыт
  • Стройка (про каркасные дома и срубы что-то ясно, про альтернативные варианты – не понятно), 
  • Собирательство и огородничество, 
  • Уединенный простой быт на природе (мало думать, мало говорить – на неделю или две). В различных традициях такие штуки могут по-разному называться – от пустынножительства до випассаны. Попробовать не в полном одиночестве, а скорее группой – в 2-4 человека (и без завязки на правила - просто по ощущениям). 
  • После опыта с домашними животными теперь интересны полудикие: зубры, яки, бизоны, дельфины, …

Масанобу Фукуока 

микробиолог, фермер, философ
Путешествия: Грузия, Армения, Азербайджан. Это не про переселиться, а про старые неосуществленные «хотелки», разнообразие опыта и взгляд на Россию со стороны.
Поиск толковых земледельцев в России пока выдает только Николая Курдюмова и Бориса Бублика (хотя и это уже Украина) и указывает на Японию (потомки "дедушки" природосообразного отношения к земле Масанобу Фукуока) и на Австрию - перма-культурное хозяйство Зеппа Хольцера в Альпах. Это далеко, хотя...

Поделиться
Опыта и наблюдений про сельскую жизнь ("эко" и "не эко") и про минимализм в жизни (при повышении качества этой жизни) накопилось часов на 6-8 для передачи материала. Если кто готов организовать встречу или семинар (Москва, Петербург, ...Лондон, Хельсинки,...) - обсуждаемо.

Friday, April 21, 2017

Education, Healthcare, Trips and Village

Образование, медицина, путешествия и село.

Прочитал сборник текстов Л. Н. Толстого под общим названием «Воспитание в свободе». Оказывается, за пределами России Толстой известен более, не как писатель, а как философ и педагог-практик (он создал школу для крестьянских детей в своём имени «Ясная поляна»). В сборнике есть его теоретические работы и письма об образовании, воспитании и педагогике, есть прикладные заметки об устройстве «яснополянской» школы.

Впечатление такое, что подход к созданию школьной среды (именно среды, не системы) у Льва Николаевича и в начале XXI века можно считать прогрессивным. Нахожу в его практике те же приемы и ценности, которые у нас получились в GameChangers и затем - в моих занятиях со школьниками.

А цитату, которую хочется привести тут:
Педагогика есть наука о том, каким образом, живя дурно, можно иметь хорошее влияние на детей, вроде того есть наша медицина – как, живя противно законам природы, все-таки быть здоровым. 
Познакомившись основательно с системой здравоохранения я также увидел общее в ней с системой образования – в обоих случаях мы пытаемся делегировать свои ответственность и труд системам вместо того, чтобы самостоятельно уделять необходимое внимание здоровью и всестороннему развитию. Интересно, что «самообразование» обычно воспринимается без негативных ассоциаций, а «самолечение» - это что-то уже потенциально опасное.

Еще одна связь, о которой хочется тут вспомнить – образование и путешествие.

Сейчас есть ощущение, что порядка 80% времени, внимания и денег потраченные на приём специалистов, лекарства и процедуры с большей пользой для здоровья и саморазвития можно было бы вложить в путешествия. Причем, такие путешествия, которые, как и собственную образовательную траекторию планируешь, разрабатываешь и реализуешь самостоятельно или в компании с близкими людьми.

Эту аналогию я заметил в 2012 году. О чем есть вот такой рассказ:

Подробнее про это выступление писал тут. Мысли в том, числе про "образование как авто-стоп". И вот  спустя пять лет, я и сам попробовал международное странствие в этом формате: пару недель назад вернулся из поездки по Латвии. Там я исследовал горожан переехавших в сельскую местность.

Опять про Толстого. В России, вероятно, он один из первых "горожан", проникшись форматом простой жизни ушел из городов в село. Формат-подход-идеологию такого перехода Лев Николаевич назвал "опрощение". Хотя, если быть точным и верить Википедии, то первоначально слово было создано И. С. Тургеневым.

Возвращаясь к образованию. Теперь в селе. Среди горожан в поселениях и деревнях один из основных вопросов сейчас как раз о том, как обустраивать школьное образование для своих детей - создавать свои школы, адаптироваться к местным сельским, оставаться на домашнем обучении. 

Действий и разговоров множество, есть успешные опыты создания своих школ (например, в поселении "Ковчег" или наоборот опыт школы, которая лежит в основе поселения - деревни "Китеж" и "Орион"). 

Из теоретических текстов, готов сослаться на путешественника, переселенца (эко-поселение "Чачжаевка") и писателя - Александра Иванова (на фото). Полностью его текст есть тут, цитирую финальные фрагменты, которые, по моим наблюдениям, отражают мнения и опыт и других встреченных мной переселенцев (фото из той же записи):
"Считаю, что наша задача создать условия для своих детей такие, чтобы они:1. Были счастливы. В это слово я включаю прежде всего: делать то, что ты хочешь делать. Быть в гармонии с самим собой и людьми вокруг. 
2. Имели выбор. И это тоже часть счастья. Причем выбор — это когда у нас есть не менее трех вариантов. Когда у нас один вариант — это болезнь. Когда два — то мы робот. А вот здоровье, творчество и свобода начинается с трех. Тут мне бы хотелось сказать, что хорошо, если дети имеют возможность посмотреть — перенять разные модели мироустройства, то есть хорошо, если дети воспитываются сообществом, или более просто: чем с большим количеством разных людей может ребенок пообщаться, тем большее количество выборов у него есть. Может быть мы поэтому и путешествуем с детьми".  

Monday, March 20, 2017

Toys for Kids and Pets. Pedagogical Economy

Игрушки для детей и животных. Экономика педагогики.


После бытия инженером, менеджером, предпринимателем, журналистом и исследователем-аналитиком я стал волонтером (простая работа за кров и еду) и «домашним учителем» (обычно это то, то называется «репетитор», но я стараюсь именно репетитором не быть). Уже два года, как четырехзвездочные отели, самолеты и купе поездов сменились на общие с кем-либо комнаты в семьях в сельской местности и перемещение автостопом. Этот опыт оказывается ярче и богаче чем все предыдущие (что, конечно, субъективно).

Фото из альбома Антона Садикова.
Тропинка к причалу в поселении  "Чистое Небо"
Я жил и трудился в семьях с разным количеством детей и возрастов (от 1,5 года до 12, в том числе приемных). Одно из главных открытий, это то, что я теперь не понимаю, зачем детям игрушки? Примерно так же, как зачем в магазине покупать специальные игрушки для животных кошкам и собакам. Тут что-то не так. 

Основной детский запрос, который я постоянно вижу – это внимание родителя (или даже просто более старшего по возрасту) и доступ к реальному, не игрушечному миру. У 6-ти летнего мальчика есть уйма LEGO, доступ к компьютерным играм, но увлеченность его делом варки настоящего супа и рубки настоящего дерева настоящим топором безгранична – и он добивается результатов. Суп сварен и съедобен, огромное дерево свалено самостоятельно. Правда, увлеченность в таких настоящих делах появляется тогда, когда есть хоть немного настоящего, искреннего внимания и интереса взрослого – именно они и запускают процесс в ребёнке. А если процесс запущен, то дальше ребенок самодостаточен. И важно, не забыть потом уделить внимание достигнутым результатам (и, хмм, помыть посуду).

Как-то мне нужно было почистить лодку и выгулять детей (2, 4 и 6 лет). Оказалось, что самое интересное для них занятие – это именно мыть лодку. Щёток не хватило, а детское усердие не знало границ.
Фото из альбома Антона Садикова
Причал в поселении  "Чистое Небо"

В этих наблюдениях нет ничего нового, они все имени «Тома Сойера с его покраской забора». Но вот вопрос:
«Зачем выделять время на то, чтобы заработать на игрушки ребенку вместо того, чтобы именно это самое время отдать ребенку напрямую?»

так и висит в голове.

Туда же идет вопрос:
«Зачем зарабатывать деньги, чтобы возить ребенка на занятия, скажем, по рисованию, музыке или танцам, когда это же своё время можно снова напрямую вложить в ребенка?»

– Там специалисты, инструменты, другие дети и т.п. А нужны ли эти специалисты и всё остальное? Что в долгосрочной перспективе окажется более полезным и развивающим? Общение с родителями, которые сами развиваются вместе с ребенком, занимаясь с ним его интересами, или общение со специалистами, пока родители зарабатывают, чтобы оплатить услуги этих специалистов и соответствующих организаций? Нет ли в этом ухода (ну или скажем, делегирования…) ответственности и попытки откупиться от личного общения с ребёнком?

Да, разнообразие опыта важно. Но если я как родитель развиваюсь, и, скажем, музыка есть в сфере моих интересов, то даже, если я сам не умею и не хочу заниматься музыкой, а люблю её только слушать, а ребёнку музыка интересна уже в исполнительском плане, то наверняка среди друзей семьи или хороших соседей найдутся музыканты. И просто периодическое «бывание» у них в гостях и неформальные уроки дадут, не меньше пользы, чем формальные кружки, группы и школы.

Да, я был фанатом LEGO и не только программировал на компьютере, но и играл в компьютерные игры. Но также как играть перестает быть интересным, когда сам программируешь, точно также интерес к конструктору мог бы быстро уйти, была бы у меня возможность заниматься (пусть хоть немного соучаствуя) проектированием настоящих домов и ландшафтов и их воплощением.

Ценность в соучастии в чем-то настоящем. Вам были интересны «специальные детские книги»? Мне – нет (если, конечно, они не такого уровня, что и взрослому они интересны, у LEGO, к слову, и среди взрослых хватает почитателей). Да, есть «порог входа» во что-то сложное, но как раз для этого и есть родитель, чтобы помочь справиться с этим.

Да, с какого-то уровня можно говорить об уровне мастерства или глубины знаний, когда родители уже «не тянут», но это же уже история, когда ребенок сам может принимать решения (и задумываться о добывании необходимых ресурсов) какую «взрослую игрушку» приобрести (микроскоп, шуруповёрт или гитару) и с какими профессионалами совершенствоваться.
--

Про покупки «специального детского» и о том, кому на самом деле оно надо – ребенку или взрослому тема раскрыта с точки зрения матери (и весьма радикально) вот тутВ этом тексте в явной форме виден вопрос "Игрушки и занятия со специалистами - нужны больше ребенку или всё-таки на самом деле родителю - для успокоения и возможности не уделять время и внимание собственному ребенку?".

-------
Несколько семей в "Чистом небе" держат коз.
Коза не игрушка, а скорее... учитель?
Сомнения в необходимости игрушек и специалистов пришли ко мне именно во время общения с детьми и родителями вне городской среды. В городе сложно представить, что родители (и особенно отцы) бОльшую часть дня могут быть с детьми и не просто быть, но и достаточно часто уделять внимание детям - специфика городской среды не позволят. Поэтому очевидно, что нужны сущности (вещи, люди, места, "виртуальности") которые будут как-то такую ситуацию компенсировать. Компенсация выливается в преобладание наименее энергозатратного (или эмоциональнозатратного) и для родителя, и для ребенка варианта: мультфильмы, компьютерные игры, книги, шатание во дворе, детский сад, кружки и секции, "детский лагерь", школа-пансион и т.п.

Более-менее знакомая среда, которая хоть как-то дает идею о том, как может быть по-другому в современном мире - это дача. Развитие ребенка (физическое и умственное ) идет более сбалансировано, а совместное время детей и родителей увеличивается, плюс родители находятся в отпуске от своих работ и забот, а следовательно им уже проще уделять время и детям и друг другу.  

--
А с собаками та же история – игрушки для них искусственны. Внимание людей и доступ к занятию, для которого порода собаки была выведена (если это не декоративная порода) вот, что делает животное счастливым и здоровым. Про декоративные же породы есть ощущение, что их разведение - это что-то про жестокое обращение с животными.

Tuesday, December 13, 2016

Master who didn't know that I have been learning from him. Emphaty Based Education.

О мастере, который не знал, что я у него учусь. О "сопереживательном" образовании.

"Контекст"

Примерно в 2008 году в Петербурге появился клуб-лекторий«Контекст». Его создание я ассоциирую с двумя людьми (хотя, возможно, у его истоков стояли и другие люди). Оксана Жиронкина из Европейского университета в Санкт-Петербурге приглашала лектора из академической среды. Сергей Ушан, глава дизайн-агентства Zero, предоставлял свой уютный офис и, вероятно, участвовал в выборе тем. Темы – на стыке бизнеса и науки. Совместно Оксана и Сергей приглашали представителей бизнеса и государства для обсуждения актуальных для города тем.

Важную роль в успешности встреч в «Контексте» играл модератор – часто именно от него зависело то, насколько интересно и содержательно пройдет мероприятие. Всё чаще на эту роль организаторы приглашали Александра Карпова из центра экологических экспертиз «Эком».

На фото Александр Карпов. Это уже не "Контекст", а семинар tbd2.ru по "Открытым данным". Декабрь 2011 г. 
Я старался посещать все встречи «Контекста». Атмосфера, люди, темы – привлекало всё. Постепенно особый интерес у меня стало вызывать то, как именно Александр Карпов ведет встречи. Как извлекает и озвучивает ключевые мысли из выступления основного лектора, как и какие вопросы сам задает ему. Как помогает экспертам высказаться так, чтобы каждый донес свое мнение, но при этом не «съел» время остальных или не увел обсуждение в сторону от выбранной темы. Как управляется с вопросами и репликами из зала – вежливо, но уверенно исключая влияние «троллей» и зануд. Важно, что качество модерации совершенно не зависело от того – разбирается ли Александр в предметной области или она для него нова.

Действо было увлекательным, и я не пытался анализировать, что и как он делает – просто получал удовольствие от процесса. Анализировал я только само содержание дискуссий.

Спустя несколько лет, я сам стал участвовать в организации лекционно-дискуссионных встреч. За ограниченное время мне нужно было, как можно более содержательно раскрыть знания (да и не только знания, но и идеи, сообщения, и, вероятно, «энергетику») приглашенных специалистов и донести их до пришедшей аудитории. Оказалось, что я многому научился у Александра. При этом так, что я сам этого не осозновал (что учусь), а мастер-учитель на тот момент, по сути, вообще не знал о моем существовании.
Получается, что знания – или в данном случае речь о навыках? Могут быть переданы, не через «голову» (учебник, курс – где все разложено «по полочкам»), а по другому – через чувства, через «со_переживание_»? Тут ведь важно, что мне очень нравилось просто наблюдать за процессом.

Чтобы картинка была полной, важно добавить, что координации (проведению) встреч я также учился у Филиппа Гузенюка - с ним процесс обучения был более привычен. Я наблюдал за тем, как Филипп действует на мероприятиях (от 3 до 150 человек). А он, до и после события пояснял, что и как делает, чтобы все участники получили максимум полезного от происходящего, а обмен мнениям и знаниями оказался содержательным.

"На селе"

Одно из поместий в поселении "Чистое небо".
Себежский район. Озеро "Большое Олбито"
История эта мне вспомнилась, так как сейчас я практически каждый день учусь чему-то новому и важному для меня. Образовательная среда – это поселение в Псковской области. Тут мало людей (хотя общения даже больше чем достаточно – я преподаю физику, совмещая её с математикой, английским и историей) и много природы (растения и животные, озера, ландшафт в целом, солнце, луна, облака).

Один из неприродных, а социальных примеров это участие в музыкальном джеме у соседей. Первый же джем, по ощущениям, дал больший эффект в обучении музыке (я экспериментирую с блок-флейтой), чем пять индивидуальных занятий в музыкальной школе. В джеме – впечатления, переживания. На занятиях – труд и _осмыслительный_ процесс. Хотя не исключаю, что второе, не имело бы такого эффекта без первого.

"Круго-обЗор"

В эту же «теорию образования» попадают накопившиеся наблюдения про знакомых, которые в детстве жили в другой стране или просто много путешествовали с родителями (или без них) – во взрослой жизни их широкий взгляд на мир, самостоятельность, и вообще неординарность, похоже можно объяснить в том числе и этим их детским опытом.

У меня самого был опыт жизни "не в России" - дошкольный. Два месяца в Италии (мне было 6 лет) и несколько месяцев в Литве (возраст: 4, 5 и 6 лет). Как именно сказалось это на мне? Возможно, что интерес к изучению английского языка именно "оттуда" - в подсознание попало, что мир большой, и что возможность говорить на международном языке точно пригодится. В России - детская жизнь на летних дачах сейчас упрощает вхождение в загородный быт.

Про широкую "картинку", похоже, и виды с высоты - горы, колесо обозрения, самолет. Такие обзоры на знакомые места завораживают. И, вероятно, несут какую-то чувственную информацию.

Погружение

Еще один опыт про "со-переживание" - погружение в среду. У меня не было совершенно никакого интереса к психологии, но анонс и организаторы зимней школы, проводимой психфаком СПбГУ в 2007 году произвели впечатление, и я вписался в проект (отчет см. во второй части этого поста). Это была неделя со студентами, аспирантами, теоретиками и практиками психологии со всей России. Ходишь на лекции и семинары, гуляешь, ешь и спишь с психологами. На выходе ощущение, что отучился год на профильном факультете. В первые дни много не понимаешь, но постепенно осваиваешь терминологию, расширяешь словарный запас и материал в новой области становится понятным на 60-90%. В следующие несколько лет я старался хотя бы на несколько дней, но выбраться на школу и затащить с собой еще больше не-психологов.

Нечто подобное у нас происходило на программе GameChangers. Студенты, для которых ИТ-сфера была чуждой, первые недели вкладывали свободное время в чтение Википедии и распросы знакомых и согруппников. Затем полностью осваивались с контекстом и шли уже на общем уровне. Есть ли тут эффект сотой обезьяны - или нет, не важно. Важно, что погружение срабатывает.

Позднее я участвовал еще в нескольких выездных загородных школах:

Во всех трех мероприятиях при минимальном представлении о "предмете школы", на выходе этих погружений получаешь способность понимать, о чем говорят специалисты и, что не менее важно, формальные и неформальные знакомства с этими самыми специалистами. Последнее всегда дает возможность обогатить свои знания и навыки уже после школ.

---
Скорее всего есть литература, где "сопереживательное" обучение уже описано и названо общепринятым термином. Кто подскажет?

Monday, May 30, 2016

Village Education

Прошлое лето провел в поездках по нескольким областям России, выбирая для себя место, соседей и формат переезда/деятельности, чтобы обосноваться на земле. Зиму и весну провел в Борисоглебском районе Ярославской области - репетиторствовал (математика, физика, английский), ездил по школам с семинарами и писал в местную газету изучая современный сельский быт (ходить за водой, топить печь, доить козу, ездить верхом и т.п.).

Заметки по мотивам:
Теперь определяюсь с планами на лето. Гипотезы такие:

1. Обосновываться, скорее всего, в Борисоглебском районе Ярославской области, но за лето объездить еще несколько мест (за опытом, ну и мало ли - кто-то, что-то там отзовется). Области и места такие:
  
Калужская
 Псковская
2. Начинать закрепляться в окрестностях Борисоглеба и знакомиться с тем: кто, где, как и из чего строит дома. Определять место, где строиться самому. Для этого:
  • встать на лето с палаткой в экопарке "Акулово". Осваивать подсобное хозяйство (огород, пасека, птицы, коровы, лошади). Тут есть летняя кухня и баня. Можно принимать гостей, кататься на лошадях и байдарках.
  • взять на лето в одной из деревень старый дом (варианты есть разной степени неудобства) и репетиторствовать окрестным школьникам и принимать гостей.

Пункты 1. и 2. не исключают друг друга.

Вопросы к читателям:
  • У кого есть знакомые уже переехавшие в село/деревню (или задумывающиеся о переезде)? Буду рад о них узнать - возможно им будут интересны мои выезды или опыт и знания по Борисоглебским окрестностям.
  • Кому интересно составить компанию в поездках или в летней стоянке в Борисоглебе?

Monday, October 05, 2015

New Old Land. Countryside Settlers

Эта заметка пока совсем черновик - рабочая "тетрадь" о современной российской сельской жизни и мигрантах в села из городов. В НИУ ВШЭ тема уже изучалась - тут 'Russians Migrate to the Countryside for Materialistic Reasons' есть немного статистики.

Наблюдения:

"Якоря" для растущих поселений сейчас это:

  • пригороды крупных городов и окрестности туристических центров (так как близки городская инфраструктура и рынки сбыта для производимой продукции - от молока до эко-экскурсий)
  • экологические поселения 
  • школы а также тематические сообщества, комунны 
  • монастыри и деятельность сельских батюшек
  • крупные сельхоз предприятия

Экономическая основа, социальная специфика
 основной доход подавляющее большинство семей (домохозяйств) получает от сдачи городской квартиры. Это дает возможность уделять больше времени детям, экспериментам по ведению сельского хозяйства и творчеству.

Список (неполный) обследованных мест
http://derevnyaonline.ru/user/dmitriev/blog/11092.html
...

Sunday, June 28, 2015

Post-Science and Postindustrial Peasants

Ощущение, что с образованием как системой "что-то не то", что слишком оно отдалено от других областей человеческой деятельности возникло у меня годах в 1997-1999 (это время поступления в вуз и учеба на первых курсах). Чтобы изменить ситуацию я предпринял такие попытки:


Занимался этим искренне, но сейчас уже не уверен, сделал ли что-то действительно общественно полезное.


Более позднее знакомство (на самом деле, поверхностное) с наукой и учеными обновило первоначальное ощущение до "общей разобщенности" разных сфер человеческой деятельности (в 2011 году мне казалось, что образование, наука, искусство и медиа - это всё части одного слона).

Аналогичные впечатления сложились затем и про здравоохранение. А знакомство с традиционной китайской медициной (и её эффективностью на фоне обычной медицины и соответствующих государственных и частных организаций) показало, что непривычное, незнакомое, непонятное и вообще кажущееся нелепицей - это не повод, чтобы сторониться этого самого незнакомого и непонятного (советская медицина, кстати, вполне признает игло-рефлексотерапию, под которую внятной теоретической основы до сих пор не описано).

В 2014 году сильное впечатление оказал единственный опыт наблюдения за "расстановками по Хеллингеру" - относительно свежий метод в психологии, который изучается исключительно феноменологически. Теперь от ситуаций с родственниками и близкими знакомыми, которые раньше не могли вписаться в классическую картину мира, и потому оставались вне моего внимания, уже отмахнуться не получается.

Возвращаясь к науке. Оказалось, что у ныне действующих и авторитетных её представителей можно найти высказывания о конечности, ограниченности научного подхода. Палеонтолог Кирилл Еськов (известный по книге "История Земли и жизни на ней") в своем "Наш ответ Фукуяме" хоть и с иронией, но обоснованно говорит о наступлении "века магии". Олег Хархордин - ректор Европейского Университета в Петербурге в статье "50 грамм честности" для Слон.Ру, допускает, что монополия на знание не обязательно за наукой:
“И возможно, когда-нибудь эта новая форма знания вытеснит науку, как когда-то наука вытеснила церковь в качестве главной институции, производящей знание”.  
Набирающий популярность медиа-проект лекций "ученых для ученых" религиоведа Ивара Максутова, похоже, не просто так называется "ПостНаука".

И вот теперь еще один текст (из 2012 года). Интервью с Владимиром Воеводским. Владимир математик, лауреат медали Филдса (2002 год), профессор Принстона говорит о своем опыте, который поменял его мировозрение. Две цитаты:
"То, что мы сейчас называем кризисом российской науки, не есть кризис только российской науки. Присутствует кризис мировой науки. Реальный прогресс будет состоять в очень серьезной драке науки с религией, которая закончится их объединением. И не надо мне бить морду."  
"Понимание того, насколько мало наши науки на самом деле объясняют, пришло ко мне где-то когда мне было 35 лет т.е. примерно в 2001 году. Тогда я никак не связывал это с тем, что в 20ом веке наука исключила из области своего внимания то, что теперь принято называть "сверхъестественным". Я по прежнему относился ко всему мистическо-религиозному как обману или заблуждению. На этой позиции я стоял очень твердо до 2007 года".

Система координат в основе которой у меня, как и у нескольких советских и постсоветских поколений лежат миры и "10 ситуаций" братьев Стругацких, вдруг оказалась не полной. Удобно искать недостающие основы в культурных слоях Востока (Индия, Китай, ...). Там всё совсем не понятно, поэтому проще быть терпимее к непонятному, чем к знакомым (но еще более противоречивым) словам и высказываниям, скажем в Библии вообще, и в Евангелии в частности. Хотя исторически именно православная картина мира ближе к большинству наших пра-пра-родителей.

Года три назад тексты Евангелия мне показались бы совершенно оторванными от действительности, но после авторов XX века, таких как Анатолий Гармаев "Нравственная психология и педагогика" или цитат старца Порфирия, знакомства с "интегральным подходом" Кена Уилбера и "осознанностью" Экхарта Толле, привыкаешь к тому, что если что-то в библейских текстах и кажется несуразицей, то нужно просто иметь терпение, чтобы пройти (как и с текстами Востока) через специфики культурную и языковую (т.е. трудности перевода). Глубже смотреть, как каждое понятие было переведено, меня научил философ Михаил Куртов. Теперь "Послания апостолов" воспринимаются как методичка про "как жить дальше", которой очень не хватало.

В начале 2015-го проснулся интерес: Как быть ближе к земле? Как жить и чем можно заниматься на свежем воздухе в стороне от больших городов. Знакомство с историями переселенцев "в деревню из города" в большинстве случаев приводит к знакомству и с их духовным миром. Оказывается, что крестьянство, пусть и "пост-индустриальное" (англоязычный контекст у Postindustrial Peasants несколько иной), всё более тесно переплетается с христианством (не в каждой заметке я это отображаю - часть впечатлений остается "за кадром"). А НРД вроде "Анастаcиевцев", оказываются не сектой (см. статью Игоря Польского "От «дачников» к «поселенцам»"), а университетом и инкубатором потерянных навыков жизни и быта на земле, и что не менее важно, культуры взаимодействия нового аграрного сообщества как внутри себя, так и с городами (это и про земледелие с животноводством, и про агро-эко-туризм, и работу с государством по изменению законодательства).